С 67 годовщиной Победы в Великой Отечественной войне, Мои дорогие соотечественники!


Сердечно поздравляю участников и ветеранов тыла с 67 годовщиной Победы в Великой Отечественной войне, желаю всем доброго здоровья, долгих лет жизни и всего самого доброго, хорошего!
Когда меня спрашивают о прожитых годах, о войне, я вспоминаю Расула Гамзатова, с которым мне посчастливилось повстречаться. В своем стихотворении «Годы» он писал:

Недавние и давние годы
Передо мной толпятся, словно люди
Гляжу на них и думаю о чуде:
– Я еще жив…

К сожалению, Расула Гамзатова уже нет, он ушел, когда ему было 81. О себе скажу, перешагнул уже 87, Слава Аллаху, я еще жив.

Мне памятен любой из прожитых лет и мне не стыдно ни за один из них, хотя пришлось испытать всякое, начиная с 6 лет.
…1930 год. Мой дед Миннигалеев Мингазетдин, член 4 Государственной Думы России (1912-1917гг.), мои родители, три моих сестры и братик, были репрессированы и сосланы из г.Бугульмы РТ, где мы жили, вначале в Читинскую область, затем, в 1934г. переселены на север Красноярского края, туда, как принято говорить: «Макар телят не гонял».
Учился я у прекрасных учителей, невесть как попавших туда в те довоенные годы в тот медвежий угол, где и по сей день разгуливают медведи. Достаточно было моих 9 классов, которые я окончил и 17 лет, которые исполнились мне в 1942г., и я был призван в Красную Армию и направлен в Московское военно-инженерное училище. В период войны учеба в училище была 6 месяцев, а нас, проучившись всего 3 месяца, летом того же 1942г. нам присвоив сержантские звания, во главе с Начальником училища и преподавателями, направили в действующую армию Западного Фронта. Этот участок фронта был самым ближайшим от Москвы.
Рано утром поезд резко затормозил. Многие попадали с верхних полок, наш состав остановился прямо в чистом поле, паровоз стал подавать тревожные гудки. Послышались крики: «Воздух! Воздух!». А затем приказ по тревоге освободить вагоны и бежать в сторону леса, который виднелся в 300-500 метрах от нашего состава.
Не успели еще добежать до леса, как налетели немецкие бомбардировщики. Наше первое боевое крещение не обошлось без потерь.
Собравшись в лесу по маршевым ротам, к вечеру мы достигли места назначения в районе ст. Сухиничи. Отобрав из нашей роты 12 человек, командир полка сказал: «Мы сделаем из вас хороших разведчиков. Таким образом я попал во взвод разведки 980 АП, 17 СД Народного ополчения Москворецкого района г.Москвы, Западного Фронта.
Взвод, куда я был зачислен, без ложного патриотизма скажу, был интернациональным, там были и русские и украинцы, и татары. Также был один грузин, которого и командиры и мы звали просто «Генацевали», и с которым мы впоследствии очень сдружились, а командование нас с ним всегда направляло на самые ответственные задания, о чем я скажу позже.
Солдаты в нашем взводе были старшего поколения, обстрелянные и имеющие уже боевой опыт, с которыми нам – новичкам было легче втянуться в боевую обстановку.
На нашем участке Западного Фронта, оборона всегда было самой активной, часто проводились разведки боем силами до двух батальонов, проводились рейды в тыл противника диверсионными группами, захват «языков», массированные артиллерийские обстрелы оборонительной сети противника, его переднего края, где располагались доты, дзоты, огневые точки, движущие цели.
Как у немцев, так и у нас была полная уверенность, что наступление Красной Армии начнется именно на Западном Фронте, нашем участке т.к. это было самое ближайшее расстояние от Москвы. Генеральный штаб, на самом деле, с большой секретностью готовил в это время наступление на Сталининградском направлении, где наступление было осуществлено в ноябре 1942г., а Западный Фронт пошел в наступление летом 1943г.
Это наступление вошло в историю, как битва на Орловско-Курской Дуге и как крупнейшее танковое побоище под Прохоровкой.
В первые же дни этой битвы, с моим участием, как разведчика, была уничтожена колона немцев численностью до 70 человек, от колонны осталось в живых 6 гитлеровцев.
Этот эпизод описан в газете «За Родину, за Сталина» за 5 июля 1943г.
Уничтоженных танков, живой силы, техники, огневых точек и т.д. с моим участием во Фронтовой печати было много, и все они оказались, как и другие экспонаты, и документы войны, в музее дивизии в г. Чехова.
Разведка во все времена была и остается одной из самых важных элементов войны. Это были глаза и уши армии «и самая эффективная форма защиты Отечества».
Операция укрепления на Западном фронте немцами была названа «Цитадель», Твердыня, крепость. Под натиском наших войск, эта «Цитадель» была разгромлена.
В честь доблестных войск Брянского, Западного Центрального фронтов, занявших г.Орел 5 августа 1943г. в Москве был произведен первый в истории войны салют.
После взятия Брянска наш Западный фронт стал называться Брянским.
После разгрома немцев под Сталинградом осенью 1942г., затем летом 1943г. под Курском, крах немцев был уже предрешен, хотя впереди предстояли еще жестокие сражения.
В успешном разгроме немцев под Курском большая роль принадлежит разведке. Наступление немцев было намечено на 5 июля 1943г. Наше наступление было начато в 2 часа 20 минут, тем самым сорвав замысел немцев на 1.5 – 2 часа, что позволило полностью дезорганизовать немецкое наступление.
После разгрома немцев под Курском мы пошли в наступление. Успешно наступали наши соседи слева. На нашем направлении справа с опушки леса нас встретил огонь из крупнокалиберного пулемета, несколько наших солдат было убито.
Без уничтожения этой огневой точки дальнейшее наступление было невозможным. Уничтожить огневую точку командир штаба полка приказал мне, Генацвали и еще одному разведчику. Нам пришлось сделать обходной маневр, зайти в тыл и с тыла забросать ДЗОТ гранатами. Там мы обнаружили немца, прикованного цепями к своему пулемету. Подобные штрафники-смертники у немцев не редкость.
Успешной корректировкой огня нашей батареи был в районе Брянска уничтожен мост через р. Десну. Этот мост был единственным для отступающих немцев. На скопившую у разбитого моста живой силы и техники, вновь вызвали огонь нашей артиллерии, что позволило разбить большую группировку немцев. Запомнился случай пленения немецкого связиста. Я с разведчиком и Генацвали углубились на 50-60 метров в лес от дороги, по которой двигались наши войска. Мы наткнулись на немецкий мотоцикл и убегающего немца, и на громкий оклик: «Хальт! Хенде хох!», солдат, подчинившись нам, сразу поднял руки. Мы обезоружили его. Это был совсем молодой солдат-связист, который вез приказ своим частям о плановом отступлении немецких войск. Немецкий связист дал ценные сведения, которые дополнили секретный приказ немецкого командования.
В Орловско-Курской операции мы потеряли многих своих боевых товарищей, среди них был Проскуров Иван Иванович, воевавший с первых дней и ранее даже не имевший ранений.
После вступления на Белорусскую территорию, наш фронт стал называться 2 Белорусским, а операция по освобождению Белоруссии называлась «Багратион».
Здесь были также очень упорные бои, наши войска под руководством К. К. Рокосовского проводили крупные операции по окружению больших немецких группировок. Пленные немецкие генералы говорили, что русские воюют не по правилам. Разведка докладывает, что русские войска появятся в определенный день и час, они же появляются в этот же день и час, но только с тыла.
Весной 1944г. я в свою часть вернулся из госпиталя, а вернуться в свою часть к боевым товарищам считалось большим счастьем. В феврале 1944г. меня, как лучшего сержанта полка приняли в Члены ВКП(б), а в годы войны и в Советские времена партия имела огромный авторитет.
После возвращения из госпиталя начальник штаба полка, а он знал всех своих разведчиков, говорит: «Вы теперь наш ветеран, а этому ветерану было еще не полных 19 лет! Во всем, даже в малом, чувствовалось внимание и добродушие к сослуживцам со стороны командиров, независимо от занимаемых должностей.
Известно, что Пинская область в Белоруссии в те годы (в послевоенные годы возможно проведены мелиоративные работы) была покрыта болотами и топкими местами. Нам было приказано через болото выйти на просматриваемый участок большака с тем, чтобы корректировать огонь нашего полка по отступающим немецким войскам.
Через болото, по пояс в воде, мы направились в заданном направлении. Через 2-2.5 км. мы вышли на островок, где в шалашах в стороне от боевых действий скрывалось 250-300 человек стариков, старух, детей. То, что предстало перед нами, поразило даже нас, все находившиеся там – на островке – были расстреляны с близкого расстояния. У некоторых шалашей еще тлели костры. Кому же помешали эти мирные люди?!
Мы, выйдя на заданный просматриваемый участок дороги, вызвали огонь нашей артиллерии. Там навсегда осталось несколько десятков трупов, машины и другая техника. Это была лишь частичка возмездия за тех безвинных людей, которых мы видели на островке. Осталась в памяти деревня Карма, она не раз переходила из рук в руки т.к. за деревней проходил большак – единственный в этом направлении путь для отступления немцев. Стратегическое значение деревни было трудно переоценить. В очередной раз, когда немцы попытались вытеснить нас, оставшихся в живых в деревне, был вызван огонь на «себя» и тем самым отстояли деревню и освободили путь для наступления наших войск.
В Белоруссии погиб мой друг-разведчик «Генацвали», а затем похоронил я и друга Тюшкова Виталия Александровича, с которым у меня связано очень много воспоминаний.
В 1944г., а ведь война уже шла к концу, я встретил человека единой нации и единоверца Мухамета Ибрагимова. Он был из Уфы. Мы попадали с ним в такие боевые переплеты, такие обороты, что, очевидно, только чудом удалось остаться в живых. Тогда мы дали слово, что если останемся в живых – будем жить в Уфе. Слово мужчины, данное на войне, я сдержал, ему вернуться в родную Уфу, к родителям суждено не было – он погиб уже после дня Победы.
Очень тяжелые бои были по освобождению г. Бобруйска. Под Бобруйском была окружена группировка немцев численностью более 40 тыс. человек. Под ударами нашей авиации окруженные немцы метались как в кипящем котле. Много немцев было уничтожено, а 15-20 тыс. взято в плен. После освобождения Бобруйска наша дивизия стала называться Краснознаменной Бобруйской 17 СД народного ополчения Москворецкого района г.Москвы.
Осенью 1944г. меня четвертый раз ранило и затем, после долгих мытарств по временным госпиталям, я попал в Подмосковный госпиталь, где и встретил День Победы.
Мне не пришлось штурмовать Берлин, но путь на Берлин открыл наш 2 Белорусский фронт и в Берлин первыми вошли войска Белорусского фронта.
Таким образом, мой путь, начавшийся в Подмосковье, в районе ст. Сухиничи, составил тысячи километров. Освободив Калужскую, Орловскую, Курскую, Брянскую области, всю Белоруссию, тысячи деревень, тысячи городов, форсировав десятки рек, проведя 1043 дня и ночи в боях, я вернулся в Москву, т.е. туда, откуда я начал свой боевой путь.
Если ретроспективно разделить мою жизнь на прожитые годы, ¾ из них я прожил в 20 веке, лучшие годы отдал защите своей Родины, приняв в 1942 г. присягу на верность Родине. Я верен ей и посей день, более того, меня ни что не заставило бы, ни что не принудило бы изменить присяге. т.к. она принимается лишь один раз в жизни. Отступить от присяги – это не что иное, как предательство, измена Родине.
Что мною сделано, что бы исполнять данные мною на войне обещания друзьям?
Тюшкову Виталию Александровичу я дал слово что, если останемся живы, то никогда не оставим друг друга и если кто-то погибнет из нас, то оставшийся в живых обязательно посетит родителей погибшего. Однако, эту миссию пришлось исполнить мне, о чем описано в моих воспоминаниях, а также в моих воспоминаниях о нем в год 65 годовщины Победы, написаны в одной из газет г.Новосибирска, откуда он был призван в армию. Как я и обещал Виталию Александровичу, если останусь жив, посвящу свою жизнь всему живому. Я после войны окончил среднее медицинское училище. Сочетая работу с учебой, окончил наш Башкирский Государственный медицинский институт (ныне университет). Более 50 лет посвятил свою жизнь охране здоровья трудящихся Башкортостана.
Обещания, данные Мухамету Ибрагимову, я выполнил. Хотя я родом из Татарстана, в 1945г. я приехал в Уфу и с тех пор она стала для меня Родиной. С родителями Ибрагимаова я встретился, к сожалению, Мухамету вернуться в Уфу не было суждено он погиб уже после Победы в двадцатых числах мая 1945г. в Германии. «Генацвали» я обещаний не давал, у меня не было ни его адреса, и я не знал его фамилии. Но долг перед его родными, детьми я все-таки чувствовал. Это чувство долга, которое не давало мне покоя, я вернул грузинской диаспоре в Уфе. Узнав о такой диаспоре через Министерство Культуры, я встретился с ними в библиотеке им. З.Валиди, подробно рассказал его землякам об этом удивительном человеке.
А какова же память об остальных, с кем воевал, с кем работал, общался, резонно спросят мои дорогие читатели. Ведь память о них не только важна, она и священна. Еще А.С.Пушкин говорил:
«Гордиться славою своих предков не только
можно, но и должно. Не уважать оной есть
постыдное малодушие»…
Как давно и как правильно сказаны эти слова, а слова эти, быть может, еще актуальны в наш век, к людям, прошедшим Великую Отечественную войну. В различных печатных изданиях я оставил свои воспоминания о профессорах Б. Б. Кудашеве, Н. Т. Бикбулатове, Н. П. Никове, А. С. Гурвич, П. О. Акопян, К. И. Акулове, Х. Х. Валееве и многих-многих других и товарищах более 40 человек.
Если Всевышний даст мне время и здоровье, мои планы еще далеко не исчерпаны.
Как сложилась моя жизнь в послевоенные годы?
С Великой Отечественной войны вернулся инвалидом 2 группы, на костылях. Нужно было быстрее приобретать специальность и выходить на самостоятельную дорогу жизни. Как сказано выше, проработав более полувека по охране здоровья, трудящихся Башкортостана, я могу сказать словами одного из героев Достоевского: «Как хороша жизнь, когда что-нибудь сделаешь хорошее и правдивое». Девизом моей жизни было – «Торопись делать добро людям».
На отдых ушел из родного университета.
Это были мои самые лучшие годы работы. После ухода на пенсию многим коллегам помогал в науке, написал воспоминания о своих предках. Лишь в последние два года дал отзывы в пять очень серьезных книг.
В последние годы, свободное время посвящал рисованию маслом, ряд своих работ подарил родному университету, ассоциации жертв политических репрессий и др.
Вот так сложилась моя жизнь. Наступила старость по Вольтеру (французский писатель, историк) – «Пора золотой жатвы». Это, конечно же, так, если бы не одолевали раны, не беспокоили болезни… Независимо от болезней, настроения и т.д., продолжаются встречи с молодежью, студентами институтов, колледжей, в военкоматах с допризывниками, с коллективами больниц, краеведами и т.д. Особенно много было встреч в год 65-й годовщины Победы. Всего на моей памяти более 25 встреч с молодежными коллективами, допризывниками и др. При встречах в студенческих аудиториях чаще спрашивают о героях войны, запомнившихся эпизодах.
Приходится объяснять, что война – это тяжелая работа. Каждый воин, каждый офицер выполняет то, что он обязан делать.
К сожалению, много миллионов не вернулось с войны, среди них много героически погибших.
Что касается меня, то я добросовестно выполнял свою работу, трусом не был, трусость никогда не спасет человека, от того, что должно случиться. С войны вернулся после 4-х ранений в числе 3% воинов призывных возрастов с 1920 по 1926 годы.
Уходя в разведку или, находясь в ситуации, когда только чудом можно было остаться в живых, я читал молитвы из Священного Корана, которым меня научили мои родители в 7-8 летнем возрасте. Возможно, они и спасли меня, т.к. мне как разведчику, приходилось много раз бывать в безысходных ситуациях, а каждое из 4-х ранений могло быть также последним.
Сейчас я член мутаваллията мечети «Ихлас». В меру своих сил и знаний стараюсь, чтобы в России, в наш век, возрождалась нравственность, духовность, культура.
Хочется, чтобы современная молодежь помнила, что Советский Союз на алтарь Победы положила более 27 млн. своих лучших сыновей и дочерей. Наши союзники, открывшие второй фронт лишь в июле 1944г., когда наши войска были уже в Польше и Чехословакии, потеряли в этой войне: США – 405 тыс.человек, Великобритания – 375 тыс.человек, Франция – 500 тыс.человек. Наши потери огромны. Понятно всем, что Победа в Великой Отечественной войне принадлежит Советскому Союзу, нашей Родине, нашим отцам и дедам. Долг молодежи знать правду и отстаивать Мир!
Ведь мир от фашистского порабощения в течение 1418 дней и ночей отстоял Советский Союз. Если эту Победу кто-то попытается приписать другой стране – то это означало бы совершить морально преступление перед предками, перед нынешними и грядущими поколениями.
Обращаясь к молодому поколению, я призываю вас к духовности, к нравственности, верности и любви к Родине, любите ее больше, чем себя. Сердце, доброту отдавайте человеку. Честь, совесть, нравственность всегда оставьте для себя. Нет ничего выше долга и чести, помните об этом. Мира и благоденствия вам, мои соотечественники!
Член Мутаваллията мечети «Ихлас»
Участник Великой Отечественной войны
А.А.Мингазетдинов.
  • 0
  • 21 мая 2012, 16:20
  • emagik


Комментарии (0)

RSS свернуть / развернуть

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.